Михайло Притула, Новини, Події

Выступление Госсекретаря Джона Керри и Верховного представителя ЕС Кэтрин Эштон после их встречи

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ СШАNew-footage-shows-Syrian-opposition-using-US-made-weapons
Офис пресс-секретаря

17 апреля 2014 г.

Женева, Швейцария

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Всем добрый день. Скорее, добрый вечер.

Я очень-очень благодарен Верховному представителю Кэти Эштон – моему другу, коллеге и потрясающему партнёру в этом деле, также как и в других делах, – за то, что она сегодня принимает участие в этом мероприятии. Я благодарю её за руководство всей этой конкретной инициативой.

Дипломатия требует заинтересованных партнёров, поэтому я также хочу поблагодарить министра Дещицу и министра Лаврова за готовность участвовать в конструктивном диалоге. Мы упорно и добросовестно трудились, чтобы попытаться уменьшить реальные разногласия, некоторые из которых значительные, и найти путь для народа Украины, чтобы он мог жить в стабильном, мирном и едином демократическом государстве.

Как показали недавние события на востоке Украины, народ Украины сейчас как никогда нуждается в нашей поддержке. Украина продемонстрировала замечательную и, я думаю, достойную восхищения сдержанность перед лицом серьёзных вызовов. Но никто не должен ожидать, что руководители суверенного государства всегда будут пассивно смотреть на угрозы общественному порядку, который в последние дни действительно находился под угрозой.

Наша первоочередная задача заключается в деэскалации ситуации на территории Украины. Итак, позвольте мне рассказать в целом о сложившейся ситуации, а также о некоторых первых конкретных шагах, которые мы согласились предпринять, чтобы разрядить напряжённость и восстановить безопасность для всех украинцев.

Сегодня стороны договорились, что все должны воздерживаться от применения насилия, запугивания или провокационных действий. И мы решительно осудили и отвергли все проявления экстремизма, расизма или религиозной нетерпимости, в том числе антисемитизма.

Позвольте мне сказать несколько слов об этом. За последние пару дней в одном из городов [Украины] всем евреям были направлены уведомления о том, что они должны идентифицировать себя как евреи. И очевидно, что эти уведомления так или иначе подразумевали угрозу или предупреждение о последствиях.

В 2014 году, после всего пройденного, после всех уроков истории, это не просто невыносимо, это абсолютно неприемлемо. Это более чем неприемлемо. И те, кто принимает участие в подобной деятельности, к какой бы партии они ни принадлежали и какой бы идеологии они ни придерживались, откуда бы они ни выползли, должны знать, что для таких дел нет места. И мы сегодня единогласно присоединились к осуждению такого рода деятельности.

Кроме того, в последнее время последователи русской православной церкви в Украине получали угрозы, что украинская православная церковь как-то собирается напасть на них в течение ближайших дней. Такому поведению и таким угрозам просто нет места. И все стороны согласились, что такое поведение не просто ужасно и неприемлемо – оно не соответствует тому пути развития, который Украина выбрала для себя.

Мы договорились сегодня, что все незаконные вооружённые формирования должны быть разоружены, что все незаконно занятые здания должны быть возвращены их законным владельцам и все незаконно занятые улицы, площади и другие общественные места в украинских городах и поселках должны быть освобождены.

Правительство самой Украины сегодня снова подтвердило, что всем протестующим, покинувшим занятые здания и другие общественные места и сдавшим оружие, будет предоставлена амнистия, за исключением тех лиц, которые признаны виновными в тяжких преступлениях.

Мы также договорились – и я думаю, что это главное сегодня, – мы хотели найти конкретные меры, а не только слова, но такие конкретные меры, которые можно было бы принять немедленно, чтобы разрядить обстановку. И поэтому мы договорились, что миссия ОБСЕ по специальному мониторингу, которая уже работает там, чьи задачи уже определены, возьмёт на себя особую роль в оказании помощи украинским властям на местах в непосредственной реализации мер по уменьшению напряжённости. Это означает, что работа начинается немедленно. Соединённые Штаты, ЕС и Россия намерены поддержать эту миссию, в том числе путем непосредственного предоставления наблюдателей.

Теперь я хочу подчеркнуть, что руководители Украины готовы пойти на всё, чтобы удовлетворить требования регионов по предоставлению расширенной автономии и для местного самоуправления, и для защиты прав меньшинств. Я говорил сегодня днём с премьер-министром Яценюком, и он подтвердил твёрдую решимость правительства пойти по пути подлинного и всеобъемлющего участия регионов в конституционной реформе Украины.

Министр иностранных дел Дещица проинформировал нас о всеобъемлющей конституционной реформе, которая уже идёт, которая направлена на решение всех имеющихся проблем. Но главное, что он и премьер-министр Яценюк обязались привлечь, насколько они смогут, оппонентов и людей с различными взглядами из разных округов, собрать их вместе в течение ближайших дней, чтобы иметь комплексный, всеобъемлющий процесс.

Сегодня украинский министр иностранных дел неоднократно подтвердил, что будет организован прозрачный, ответственный и всеобъемлющий процесс конституционной реформы, который будет включать немедленное создание широкого общенационального диалога с разъяснительной работой во всех регионах Украины и со всеми политическими  силами. Это позволит ставить на рассмотрение предложения общественности и различные поправки, которые будут рассматриваться. Стороны также договорились о важности экономико-финансовой стабильности Украины, а также о важности для всех нас и впредь принимать участие в обсуждении этих вопросов.

Всё это было сделано за фактически целый день работы. Но, с другой стороны, этот день работы дал принципы и дал обязательства, и дал слова на бумаге. И мы первые, кто понимает и кто согласен, что слова на бумаге будут означать лишь то, что дадут действия, которые будут предприняты в результате этих слов. Поэтому сейчас абсолютно ясна важность претворения этих слов в дела, и никто из нас не уезжает отсюда с ощущением, что, раз слова на бумаге, значит дело сделано.

Дело не будет сделано, пока эти принципы не будут претворены в жизнь, пока им не будут следовать. И очень важно, чтобы ОБСЕ немедленно приступила к работе по деэскалации ситуации в вопросах безопасности в Луганске, в Донецке, в Славянске и во всех других городах, в которых произошла дестабилизация. И людям необходимо предоставить им немедленный доступ, чтобы они могли заняться этим делом, и мы намерены следить крайне тщательно, чтобы быть уверенными, что наши наблюдатели и наши посольства и наши представители на месте могут проверять то, что происходит.

Мы в полной мере ожидаем, что русские, как они обещали здесь сегодня, продемонстрируют свою серьёзность, тем, что будут настаивать, чтобы пророссийские сепаратисты, которых они поддерживали, сложили оружие, покинули здания и преследовали свои политические цели конституционным путём, который гарантирует соглашение. Инцидентов такого рода больше быть не должно, а если они произойдут, будет ясно, что они повлекут ответные меры.

Я ясно заявил министру иностранных дел Лаврову сегодня, что, если мы не сможем добиться прогресса в результате немедленных усилий, направленных на претворение принципов данного соглашения в течение предстоящих выходных, тогда у нас не будет другого выбора, как только принять дальнейшие меры в отношении России.

Украинское правительство проявило экстраординарное терпение и стойкость перед лицом огромных сложностей и давления. Они призвали свой народ к сдержанности. Они целенаправленно занимали ненасильственную позицию перед лицом вызовов, которые могли вынудить иных прибегнуть к насилию. И украинский народ теперь заслуживает права выбирать собственное будущее. Международное сообщество твёрдо стоит на его стороне в его продвижении по трудному, демократическому пути к процветанию и миру.

Леди Эштон.

ВЕРХОВНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ЕС ЭШТОН:  Спасибо, господин Государственный секретарь. Спасибо, Джон, большое спасибо. Я хочу добавить лишь несколько замечаний. Вы очень понятно рассказали об обсуждениях по соглашению, которое было достигнуто сегодня. Как Вы сказали, это были очень откровенные и, я бы добавила, конструктивные обсуждения, направленные на поиск конкретных шагов, реальных, практических вещей, которые могут привести к деэскалации напряжённости на Украине.

Думаю, было очень важно всем нам собраться здесь, чтобы начать этот процесс диалога. Это должно быть главным приоритетом, на который мы нацелены, для достижения деэскалации ситуации, и совместно, как Вы отметили, мы договорились о ряде конкретных шагов, которые можно осуществить немедленно. Слово «немедленно» очень важно в этом контексте. Мы хотим, чтобы эти шаги были пройдены, чтобы мы увидели достижения.

Специальная миссия ОБСЕ по мониторингу, как Вы отметили, будет играть в этом ведущую роль. Она будет помогать украинским властям и населению на местах в принятии тех мер, которые им необходимо принять. И мы от всей души приветствуем обязательство Украины провести инклюзивный и транспарентный конституционный процесс. Мы знаем, что свободные и честные президентские выборы 25 мая – лучший способ выражения воли народа Украины, как и процесс конституционной реформы, и мы хотим, чтобы все кандидаты вели себя хорошо и чтобы с ними обращались с большим уважением.

Мы остаёмся приверженными единству, суверенитету и территориальной целостности Украины. Тем временем Европейский союз продолжит поддерживать усилия по стабилизации ситуации на Украине экономическими, финансовыми и политическими средствами.

Сегодня председатель Европейской комиссии Баррозу написал президенту Путину от имени Европейского союза о принятии предложения президента Путина о проведении консультаций с Россией и Украиной, трёхсторонних консультаций по безопасности газовых поставок и транзита.

В заключение скажу, что я считаю конструктивное обсуждение решений и действий лучшим способом найти выход из нынешнего кризиса. Спасибо.

Г-ЖА ПСАКИ:  Первый вопрос будет от Кэрен Деянг из газеты «Вашингтон пост».

ВОПРОС:  Спасибо. Господин госсекретарь, обсуждали ли вы или получили ли вы какие-либо обязательства со стороны России об отводе российских войск от границы с Украиной? И дали ли США и Европа какие-либо обязательства в отношении отмены существующих санкций в отношении российских физических лиц? И в продолжение сказанного Вами: Вы упомянули, что Россия обязалась призвать тех, кого она поддерживает на востоке Украины, сложить оружие. Что произойдёт, если они не отреагируют на такой призыв? И последнее: обещала ли что-либо Россия по вопросу о долге Украины и плате за газ, которая, по её словам, просрочена?

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ:  Ответ – нет. Никаких обещаний в отношении долга, никаких обещаний в отношении просроченных выплат за газ, но она обязалась вступить в диалог, о котором только что сказала леди Эштон, которым начнётся решение всей проблемы в области энергетики. А в отношении отвода войск они ясно заявили, что со временем, предполагая деэскалацию, по мере того, как права людей, о которых они беспокоятся, будут получать своё представительство, по мере развёртывания конституционного процесса и появления будущего правительства Украины, они полностью готовы начать ответные действия в отношении войск и увеличенной численности.

Они отмечали и подтвердили, что они отвели один батальон в ответ на наши настоятельные требования о каком-то движении, и я поднял вопрос, нельзя ли теперь сделать больше. И мы надеемся, что в ходе этих шагов это может произойти. Это было бы частью управляемой деэскалации.

И мы сказали вначале, и в документе записано «первоначальные конкретные шаги». Мы не рассматриваем это как полную деэскалацию.  Поэтому, если этот процесс начнётся и пойдёт эффективно, и мы сможем увидеть некоторый прогресс, мы намерены продолжать наши встречи, и в конце встречи мы обсудили с министром иностранных дел Лавровым концепцию продолжения переговоров и развития результатов этого процесса.  Итак, это только начало.  Это зависит, очевидно, как я говорил, от добросовестности сторон и от того, как они будут следовать намеченным путём и доведут дело до конца.  А мы будем наблюдать за этим очень, очень пристально.

У Вас была ещё другая часть вопроса?

ВОПРОС:  Да, было две части.  Первая часть – обсуждали ли вы вообще отмену каких-либо действующих санкций?  И последнее: если сепаратисты на востоке Украины откажутся сложить оружие, кто ответит за то, чтобы они это сделали?

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ:  По вопросу дополнительных санкций, других санкций – нет.  На этом этапе не было разговоров о снятии каких-либо из действующих санкций.  Я думаю, все понимают, что это было бы преждевременно в то время, когда мы подвергаем испытанию добросовестность предложений, сделанных сегодня в ходе подготовки и в контексте этого соглашения.  Поэтому, если данное соглашение даст желаемый результат и другая сторона намерена произвести какие-либо перемены на местах, тогда, очевидно, по мере нашего продвижения, я уверен, это станет темой обсуждений, но сейчас это преждевременно.

В дополнение к этому, большое спасибо Вам за тему сложения оружия – ответственность будет лежать на тех, кто организовал их присутствие, снабдил их оружием, одел их в форму, поддерживал их и руководил ими в течение этой операции.  И нам придётся… прежде чем судить о том, на кого именно падёт ответственность, мы заявили очень, очень ясно, что Россия имеет огромное влияние на все эти силы.  И мы чётко заявили, какие тому есть доказательства.  Они находятся в открытом доступе.  Я думаю, почти все в мире сделали свои выводы о том, что происходит, и поэтому последующие дни будут очень важны для вынесения суждений.

И я повторяю, что политика Белого дома, как мы заявляли, состоит в том, что, если не будет прогресса в течение этих последующих дней и мы не увидим движения в правильном направлении – последуют дополнительные санкции, дополнительные издержки как последствие.

ВЕДУЩИЙ:  Следующий вопрос – от Джулиан Боргер на переднем ряду.  Джулиан, прошу Вас поднять руку.

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ:  Можно мне сказать ещё одну вещь?  Наша цель не в том, чтобы приехать сюда и угрожать или говорить о негативных вещах.  Мы просто пытались реалистично изобразить то, что должно произойти.  Мы надеемся, что мы открыли двери для того, чтобы обе стороны, обладающие возможностями на Украине, добились результатов, иначе реакция последует от всех сторон.  Несомненно, что Россия обладает колоссальными возможностями, способными повлиять на результат, а правительство Украины обладает возможностью воздействовать на него.

Поэтому в определённой степени, обе эти стороны могут принять меры в этом отношении, что даст каждому из них возможность принятия дальнейших мер, к чему мы и побуждаем и на что надеемся.

ВОПРОС:  Помогли ли сегодняшние переговоры и договорённость поиску компромисса между Киевом и Москвой в вопросе, сколько автономии в итоге должна иметь восточная Украина?

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ:  Позвольте ответить мне, и Кэти, очевидно, тоже скажет. Я думаю, мы оба были впечатлены тем, что, по определению премьер-министра Яценюка, он готов сделать, а также, что он и правительство – временное правительство в Киеве – готовы сделать.  Это довольно много.  Они изложили своё собственное видение автономии, куда входят выборы местных представителей власти; выборы губернаторов; в большой степени, в максимальной степени выбор и исполнение бюджета; руководство образованием; другие управленческие функции, фактически оставив федеральным властям основные инициативы в области обороны, юстиции и внешней политики.

Откровенно говоря, это предложение гораздо большей автономии, чем есть у какой-либо из российских  областей.  И поэтому нас впечатлило это предложение, и они серьёзно к нему относятся, а их конституционный процесс теперь значительно расширится в усилии сблизить все политические силы на Украине.

ВЕРХОВНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ЕС ЭШТОН:  Просто, чтобы ещё раз повторить и подтвердить, что весь процесс конституционной реформы, возможность у людей проводить такого рода публичные собрания, возможность получать идеи изо всех частей страны, чтобы люди вели настоящие дебаты о том, в какой стране они хотят жить и насколько они хотят централизации и децентрализации – неким образом это поистине  весьма волнующий момент, иметь возможность попытаться сделать это как положено.  И мы хотим, чтобы этот процесс проходил так, чтобы люди смогли почувствовать, что они участвуют в серьёзной дискуссии о будущем своей страны и видят, как местные и центральные власти взаимодействуют.  И это очень, очень важная часть движения вперёд и я думаю, что мы будем поддерживать это всеми возможными способами.

Г-ЖА ПСАКИ:  Маргарет Бреннан, CBS.

ВОПРОС:  Большое спасибо, господин госсекретарь, каковы конкретные сроки и какие будут последствия, если эти меры не будут доведены до конца?  Правильно ли мы Вас поняли, что любые и все санкции приостановлены в настоящий момент?  И при той автономии, которую по вашим словам хочет предложить Украина, не беспокоит ли вас, что Россия, похоже, создала механизм влияния на территории Украины  даже без необходимости открытого военного вторжения в восточную часть страны?  Владимир Путин сегодня сказал, что надеется, ему не придётся демонстрировать своё право прибегать там к военному вмешательству.

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ:  Прежде всего, мы, очевидно, оспорили бы его право так поступать, и мы это делаем.  И мы не согласны с осуществлением этого, так сказать, права в отношении Крыма, который, как мы считаем, был захвачен незаконно, в нарушение конституции Украины, равно как и в нарушение норм международного права.  Поэтому в этом вопросе мы начинаем с разногласия.

С другой стороны, разрешите мне пояснить, что обещания были даны правительством, переходным правительством Украины, премьер-министром Яценюком задолго до того, как Россия начала какие-либо учения. Почти незамедлительно премьер-министр Яценюк пообещал расширить автономию. Причина, по которой он пообещал расширение автономии, заключается в его чутком отношении и осознании наличия раскола в социальной жизни Украины, а также расхождения мнений и жалоб, которые уже поступали в течение некоторого времени – задолго до событий на Майдане и смены правительства.

Поэтому я считаю некорректной подоплёку вопроса, что это произошло из-за давления со стороны России. Это произошло потому, что, как только случились события в Крыму, они дали понять, что их это беспокоит, что, по их мнению, это важно; они думали, что это лучший путь сгладить культурные, исторически и языковые разногласия, разногласия, связанные с происхождением, а также другие моменты, которые отражались в политике Украины в течение некоторого времени.

Я думаю, что они предприняли эти шаги, так как считали, что это самый лучший путь сплотить Украину. Это лучший путь создания единой Украины, которая одновременно будет с уважением относиться к отдельным проявлениям эмоций и различиям, существующим в разных регионах страны. И я думаю, что это проявление дальновидности и мужества; я считаю, что это наилучший путь к созданию сильной, единой и суверенной Украины, в которой все её жители будут гордиться тем, что они украинцы, и в то же время ощущать, что их повседневная жизнь идёт так, как они хотят.

ВОПРОС: А каковы временные рамки для этих мер?

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Временные рамки для мер, принятых прямо сейчас? Как я уже говорил, мы надеемся, что результаты этих мер появятся и станут очевидными в течение следующих нескольких дней, в течение этих выходных и в начале следующей недели. Не обязательно, чтобы всё было завершено к этому сроку, да это и трудно себе представить. Однако если будет отчётливо видно, что процесс развивается в правильном направлении, тогда президент, наш президент, примет решение и руководители европейских стран примут решения, конечно, по согласованию друг с другом.

ВЕДУЩИЙ: Последний вопрос. Мужчина в третьем ряду.

ВОПРОС: Спасибо. Стив Седвик, CNBC. Госсекретарь и баронесса Эштон, вплоть до последнего вопроса я был поражён тем, что сегодня мы ни разу не услышали слово «Крым». Могу ли я теперь утверждать, что Запад и Украина отказались от Крыма и что весь процесс введения санкций, их усиления или ослабления больше не имеет никакого отношения к Крыму, что теперь речь идёт о юге и востоке Украины?

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Нет, вы не можете утверждать этого. И я удивлён, что вы задали этот вопрос после того ответа, что я только что дал. Возможно, на самом деле вы думали, что должны задать этот вопрос, и несмотря на мой ответ на предыдущий вопрос задали его. Но я очень чётко сказал, что наши мнения по Крыму разошлись, и я сказал, что это противозаконно. Я сказал, что это противоречит конституции Украины, а также международному праву. Я сказал именно это. Кроме того, кажется, два дня назад мы ввели санкции против них в связи с Крымом, и это факт.

Так что мы абсолютно чётко дали понять, что у нас есть серьёзные разногласия по Крыму, и это факт. Мы, цитирую: «не отказались», но сегодня мы пришли сюда не за тем, чтобы обсуждать Крым. Мы собрались здесь, чтобы сделать что-то конкретное для снижения напряжённости и уменьшения возможности полного и тотального хаоса, а также чтобы отодвинуться от идущей вниз по спирали конфронтации, от которой никому не будет хорошо. И мы надеемся, что нашли возможность сделать это.

Нет, никто не забывал о Крыме. Сегодня этот вопрос по-прежнему вызывает расхождения, как и в первый раз, когда мы его подняли и ввели санкции.

Кэти?

ВЕРХОВНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ЕС ЭШТОН: Говоря о территориальной целостности Украины, я имела в виду территориальную целостность всей страны. Я не думала, что надо подробно разъяснять позицию Европейского Союза по этому вопросу. Наша позиция не оставляет сомнений, и принятые нами меры также остаются в силе по этой причине.

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Большое всем спасибо.

Previous ArticleNext Article